non vi sed saepe cadendo (san4es) wrote,
non vi sed saepe cadendo
san4es

Пошли накрытия

alt text

Происходящее сейчас прямо иллюстрирует то, что 2008 год стал годом начала мирового системного кризиса капитализма. Экономическая «системность» по большому счёту не требует доказательств — разговоры про отрицательные процентные ставки и близкий к статистической погрешности экономический рост весьма красноречивы. Да, положение удалось в каком-то смысле подморозить, но общее ухудшение благосостояние людей никуда не делось.

Политический же аспект начал проявляться с небольшим опозданием. То, что в развитых странах Запада сейчас принято списывать на Путина и «вмешательство русских хакеров», на деле следствие экономического кризиса. Именно он начал рушить политические системы, выстраиваемые десятилетиями после окончания Второй мировой войны и принявших свой окончательный вид после развала СССР.

Казалось, время тогда остановилось. Тот самый «конец истории». Несмотря на все обличения истеблишмента, телега продолжала свой путь. Но кризис спутал карты, и пришлось вводить в дело новые инструменты и штампы.

Вырос интерес электората к «маргинальным политикам», причём вырос так, что обычный мухлёж на выборах уже не работает. Более того, появился запрос на антисистемных политиков, даже если их лозунги всего лишь взятые с «минусом» лозунги привычных политических партий.

Текущий избирательный цикл начался с референдума по поводу пребывания Великобритании в Европейском Союзе. Раньше сама постановка такого вопроса даже с учётом давнего евроскептицизма англичан была невозможна. Однако недовольство простых граждан экономической ситуацией в стране, рост антииммигрантских настроений позволил появиться на политической арене страны такой партии как UKIP (Партия независимости Соединённого королевства) и таких политиков как её лидер Найджел Фаррадж. Рост популярности этой партии заставил консерваторов «взять на вооружение» часть лозунгов UKIP и объявить о проведении референдума, который непредсказуемо для многих привёл к выходу Великобритании из ЕС.

Далее прошли выборы в США. Авантюрист-миллиардер Трамп сначала смог выиграть внутри Республиканской партии, а затем с минимальным перевесом победить и кандидата Демократической партии Клинтон. Особенностью момента стала практически открытая борьба верхушки республиканцев против Трампа. Более того, и сейчас в конгрессе действует полуоформленная коалиция обоих партий против нового президента. Интерес представляют лозунги, позволившие Трампу выиграть выборы. Их можно свести к отказу от статуса «мирового жандарма» и желанию заняться внутренними проблемами США. Но Трамп бросил кость и ВПК, пообещав увеличить расходы на военные нужды. При этом выборы ввели в обсуждение такие темы как разрушение инфраструктуры, деиндустриализация и растущее расслоение населения США.

Аналогичным образом развивается политическая ситуация в Италии, где растёт влияние новых партий типа «Движение пяти звёзд» или прежде маргинальных типа «Лиги севера». В Германии же популярность партии «Альтернатива для Германии» заставляет правые партии включать их лозунги и темы в свою повестку, что увеличивает разброд в стане ХДС.

В каком-то смысле апофеозом происходящего можно считать проходящие в настоящий момент президентские выборы во Франции. Желание во что бы то ни стало остановить шествие Марин Ле Пен и Национального Фронта к Елисейскому дворцу привело к появлению Эммануэля Макрона, под которого специально создали новую партию, понимая, что старые уже не помогут.

И это только то, что на слуху. Можно ещё рассмотреть ситуацию в Голландии или Польше, но главное — это то, что прежняя политическая система капитализма уже не может отрабатывать заказы «хозяев жизни». Избиратели устали от бесполезной перестановки кроватей в политических борделях своих стран. Восстанавливается политическая активность.

И вот тут мы приходим к самому важному. Парадоксально, но как и в случае «майдана» на Украине в 2013 году самое большее, что могут себе позволить люди, называющие себя «левыми» как на Западе, так и у нас, — это выбрать себе сторону. Какие при этом выдвигаются аргументы — не суть важно, это обычная теория «меньшего зла». И какие бы аптекарские весы не использовали для взвешивания этого зла, такой подход порочен, потому что это не наш «праздник». И выиграет в этой кутерьме только тот, кто сможет не запачкаться о «системную грязь», не станет подпевалой в общем хоре буржуазных политиков, а будет до конца отстаивать свою принципиальную позицию. Можно много говорить про то, кто такой Меланшон, однако в отличие от других кандидатов он не призывал голосовать своих избирателей за прошедших во второй тур Макрона или Ле Пен. Можно привести и противоположный пример СИРИЗы.

Также очень удивляет завывания вроде «Трамп выиграл — всё пропало!» или «Ле Пен выиграет — будет фашистская диктатура!». Эта аргументация из арсенала «меньшего зла». Дело в том, что поезд истории двигается без остановок и ситуацию заморозить нельзя. Да, наверное, Макрон выиграет, а Трамп уже выиграл. Но эти выигрыши являются симптомами системного кризиса капитализма: поляризация общества растёт и о прежних деньках спокойного правления можно забыть. И в этом именно заключается шанс для социалистических сил. А если сейчас выбирать, к какой бы стороне примкнуть, то в следующий раз уже будет выбирать избиратель, и как сейчас оказалось, память у него хорошая.

Tags: имперские структуры, мировой кризис
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments